Начнем, однако, с характеристики аналогичных половецких святилищ и их семантики. Святилища эти найдены на Нижнем Дону, в курганах предшествующих эпох. Деревянные изваяния были установлены в глубоких, прямоугольных: или овальных ямах, впущенных в курганные насыпи. Обычно в яме находилось одно изваяние, но святилище у балки Средняя Аюла содержало четыре деревянных статуи. По мнению С. А. Плетневой, деревянные половецкие изваяния отличаются от каменных только материалом.
Изваяния в ямах явно не предназначались для обозрения, и С. В. Гуркин предположил, что святилища недолго оставались открытыми. Небольшое число находок в ямах, специфическое заполнение ям служат тому подтверждением. С. В. Гуркин указывает, что закапывание изваяний могло быть следствием тайного характера обряда, либо акта окончательного разлучения с умершим2 . Он склоняется в пользу последнего объяснения. Но подобное толкование сокрытия изваяний вряд ли объясняет смысл ритуала в целом, особенно если учесть предполагаемую связь половецких изваяний с культом Героизированного мифического родоночальника.
Касательно назначения изваяний кыпчакского облика представляется, что они, подобно древнетюркским, относились к погребально-поминальной обрядности. Найденные в мыржикском памятнике фрагментированные железные предметы, изношенные колчанные петли, могли принадлежать конкретному умершему. Между тем, Я. А. Шер, связывает изваяния с сосудом в обеих руках с культом Обожествленных предков. Ввиду последнего предположения, установка одного или нескольких изваяний возле курганной насыпи могла равно воплощать миф об обожествленном предке-родоначальнике.