Фортепианная партия сочетается с партиями духовых также почти на всем своем протяжении, в силу чего делаются особенно настойчивыми аналогии с инструментальным концертом барокко. С другой стороны, верна мысль И. Нестьева: «.. .его не прельщает повсеместная мода на неоклассические ансамбли с духовыми» К Тембральное решение Концерта не есть стилизация, это — явление творческой эволюции композитора в сторону линеарно-полифонического письма.
Самым ярким моментом в ряду тембровых ситуаций «фортепиано — духовые» оказывается, конечно, средний эпизод второй части: фугато деревянных духовых в сопровождении фортепиано и ударных. Речь идет о противопоставлении ударно-мар — теллатного начала началу линеарно-полифоническому г; фактуры вертикального сложения — фактуре линейной, иначе говоря, о противопоставлении «ритма» и «контрапункта».
На уровне пианистической фактуры, как и на других уровнях формы в Концерте, можно наблюдать поляризацию «ритм — контрапункт»: соседство линейной, полифонической фактуры и фактуры гармонического склада, воплощающей собою, как правило, ударно-шумовое начало.
Полифоническая фактура в основном представлена во второй и третьей частях сочинения. Всюду используется техника «ручной педали»: имитация идет на фоне протянутых голосов, удерживаемых руками. Интереснейшее явление бартоковского пианизма в Концерте — декоративная трактовка линейной фактуры. Имеем в виду фортепианную партию в цифрах 23—24 третьей части: имитационное двухголосье заключено в пределы большой терции, создается декоративный эффект вибрации, «жужжания».